Пресса о нас

Мир после компьютера / Эксперт Северо-Запад

24 сентября 2012

Бурное развитие смартфонов и планшетов приводит к тому, что они замещают традиционные персональные компьютеры, тем самым меняя парадигму развития рынка информационных технологий

В одном из своих выступлений Стив Джобс, объясняя, какими последствиями для ИТ-рынка обернется распространение смартфонов и планшетов, провел такую аналогию: когда-то в США все ездили на грузовиках, потому что дороги были плохие, а люди преимущественно жили в сельской местности и нуждались в многофункциональных машинах. Когда изменились и качество дорог, и роль автомобилей, грузовики остались только там, где они действительно необходимы.

Грузовики в аналогии Джобса – это персональные компьютеры, на смену которым приходят более удобные в повседневном использовании смартфоны и планшеты. Конечно, особенности ввода и вывода информации (отсутствие отдельной клавиатуры, меньший экран) делают функционал мобильных устройств более ограниченным по сравнению со стационарным компьютером или ноутбуком. «Но возможности планшета удовлетворяют потребности большинства людей в использовании персональных компьютеров на 80-90%», – рассуждает директор центра разработки решений для планшетных устройств компании DigitalDesign Михаил Альперович.

Развитие мирового рынка персональных компьютеров – лучшее тому доказательство. Продажи планшетов стремительно повышаются, а стационарных компьютеров и ноутбуков – нет. По статистике ABI Research, по итогам второго квартала 2012 года мировой рынок планшетов продемонстрировал прирост 77%, тогда как рынок персональных компьютеров, по данным IDC, фактически не увеличивается (менее 1%).

Скорость больше – голоса меньше

Автомобильная аналогия красиво отражает то, что происходит на ИТ-рынке в целом, но она явно недостаточна: она не показывает, в частности, насколько тесно связаны дороги и легковые автомобили. Так, операторы связи, постоянно совершенствующие каналы для передачи данных на мобильные устройства, не меньше вендоров заинтересованы в их широком распространении. Это можно видеть и на примере российских сотовых операторов. «По нашим оценкам, в среднем ARPU (доход от одного абонента) пользователей смартфонов вдвое выше, чем пользователей обычных телефонов», – рассказывает специалист по связям с общественностью макрорегиона «Северо-Запад» компании «МТС» Вероника Бялковская. «В современных смартфонах доступ к интернету находится на одной позиции с голосом и является неотъемлемой частью потребления пользователей», – вторит коллеге пресс-секретарь Северо-Западного филиала «МегаФона» Людмила Чехова. Тот факт, что за минувший год число абонентов оператора, пользующихся смартфонами, практически удвоилось, в перспективе обещает увеличение выручки за счет роста потребления услуг в сети.

То, что услуги мобильной передачи данных – ключевой драйвер развития бизнеса в мобильном сегменте, следует из ежеквартальных отчетов сотовых компаний. Доля VAS-услуг (дополнительных по отношению к услуге голосовой связи) в общем объеме выручки постоянно увеличивается. Если в четвертом квартале 2011 года они принесли МТС 27,8, «МегаФону» – 30, «ВымпелКому» – 25,1% выручки, то за первый квартал 2012-го их вклад был иным: МТС – 30,8, «МегаФон» – 33, «ВымпелКом» – 28,4%.

Нельзя сказать, что повышение прибыли от мобильной передачи информации дается операторам легко: за услугой мобильного интернета стоят постоянно растущие требования к возможностям сетей. Так, для МТС 50-процентное увеличение по отношению к предыдущему году выручки от услуги мобильной передачи данных обернулось пятикратным ростом трафика, потребляемого абонентами.

Российские операторы только начинают осознавать необходимость постоянной модернизации сетей, тогда как на развитых рынках этот вопрос ощущается острее. Так, J’son&Partners подсчитала, что в России средний трафик на одного пользователя смартфона по итогам первого полугодия 2011 года составлял 121 Мб в месяц, а в США, отмечают в Nielsen, за аналогичный период этот показатель превысил 500 Мб.

Операторы хорошо понимают, что пользователи мобильного интернета – не некие новые, а старые абоненты, которые теперь нуждаются в мобильной передаче данных. От появления первых 3G-сетей до их массового распространения прошла пара лет. С переходом к технологии 4G ситуация иная – все операторы спешат запустить в коммерческую эксплуатацию LTE-сети. По наблюдениям ассоциации 4G Americas, из 100 операторов, которые оказывают коммерческие услуги LTE в 49 странах, 67 начали заниматься ими за последний год (другие – в 2011-м). Еще 340 операторов готовятся развернуть LTE-сети в течение года.

Компании легко понять: возможности сети четвертого поколения действительно велики. Тестирование, которое провел «МегаФон» в день запуска LTE-сети в Петербурге в конце августа, показало результаты в разы выше, чем у сети 3G. Тяжелые файлы скачивались со средней скоростью 75 Мбит/с, потоковое HD-видео шло со скоростью 20 Мбит/с. В условиях коммерческой эксплуатации скорость 4G не достигнет таких значений: многое зависит от загрузки сети, рельефа местности, толщины стен и т.д. Но даже умеренная скорость, порядка 10-20 Мбит/с, которую демонстрируют существующие LTE-сети, очевидно, удовлетворит запросы абонентов. Она соответствует той скорости подключения, что выбирают абоненты домашних сетей.

Большие возможности сети ведут к тому, что операторы, в свою очередь, будут стимулировать абонентов активнее менять телефоны на смартфоны и планшеты. Показателен опыт крупнейших сотовых компаний США – VerizonWireless и AT&T. С запуском LTE-сетей они представили и новую линейку тарифных планов, где ежемесячный платеж определяется в зависимости от скачиваемого объема информации и количества подключенных устройств: чем больше устройств подключено на одного абонента, тем ниже тариф для каждого из них.

Облака как способ забыть об устройстве

Новый мир, в котором персональный компьютер уступает место планшету и смартфону, не просто наступил – он переживает следующий этап взросления. В 2012 году ключевых производителей «железа», как и разработчиков программного обеспечения, сильно интересует вопрос объединения экранов. Тенденция к увеличению количества «умных» устройств у одного пользователя ставит задачу сделать доступными для работы с любого из экранов файлы, которые создает и редактирует пользователь, или аудио- и видеозаписи, которые он купил. Специалисты из Forrester назвали эту эволюцию шагом от рынка Device-centric («в центре внимания – устройство») к Information-centric («в центре внимания – информация»).

Алгоритм решения этой проблемы, впрочем, с самого начала был очевиден: удаленное хранение и удаленная работа с данными, когда функции персонального устройства сводятся к вводу и отображению информации, а также к передаче и приему данных из дата-центра, где файлы пользователя хранятся и обрабатываются (то, что местоположение дата-центра для пользователя остается неизвестным, побудило вендоров придумать красивую метафору: вычисления происходят в облаке). «Документы можно открывать с любого компьютера, планшета или смартфона. При этом не нужно переживать, что компьютер сломается, не увидит флэшку и т.п. Облако предлагает совершенно другой подход – практически полную независимость от устройства», – поясняет директор по связям с общественностью «Google Россия» Алла Забровская.

Надо заметить, что корпоративный рынок программного обеспечения и рынок частных пользователей развиваются с разной скоростью: последние гораздо ближе знакомы с новой облачной парадигмой распространения программного обеспечения. Почтовые сервисы и социальные сети – это ведь все облачные сервисы. «Пользователь „Вконтакте“ воспринимает программное обеспечение не как сложный технический комплекс, а как естественный сервис, аналогичный радио и телевидению, в то же время для корпоративного программного обеспечения аналогичный подход становится возможным только сейчас», – подтверждает генеральный директор DocsVision Владимир Андреев.

Важной вехой в развитии рынка программного обеспечения стал выход летом 2012 года новой версии известного офисного решения от Microsoft – Office 365. Программа (вернее, пакет программ) обрела полностью облачную версию, устройство клиента используется исключительно для доступа к его виртуальной машине. «MS Office 365 применяет принцип доступа к рабочей машине с любого устройства из любой точки мира. И устройство не должно обязательно работать на платформе Windows – это может быть и iPhon, и смартфон на Android ОС. Главное, чтобы были доступ к интернету и браузер», – поделился менеджер по развитию синдикационных проектов Microsoft в России Олег Лужнов.

Еще год назад Microsoft активно продвигала подход «Soft плюс Service», в рамках которого облако служило главным образом для передачи информации и сохранения резервных копий, а базовые приложения работали на вычислительных мощностях персонального компьютера. Очевидно, что причина изменения взгляда ИТ-гиганта на облачные технологии – большая популярность смартфонов и планшетов, которые ограничены в вычислительных мощностях. «Мобильные и облачные технологии идут рядом. Если некая корпорация решает выносить часть своих данных в облако, то, как правило, ставится задача, чтобы они были доступны и с мобильных устройств. Облачность подразумевает мобильность, и наоборот», – уверен Михаил Альперович.

Логический итог интернета

Если российские компании только начинают выходить в облака и использовать мобильные устройства как рабочий компьютер (участники рынка признают, что большинство наших предприятий консервативны в этой сфере), то у зарубежных тренд зашел максимально далеко. Вопрос, стоит ли поддерживать использование в большинстве случаев личных мобильных устройств, уже неактуален: 75-80% руководителей фирм в Европе и США сообщают, что их сотрудники используют персональные устройства для работы (такие цифры приводятся в двух независимых исследованиях лета 2012 года – от ForresterConsulting и DecisiveAnalytics).

Став частью рабочей среды, мобильные устройства инициировали изменения в сфере визуального представления решений, которыми привыкли пользоваться компании. Вопрос о модернизации пользовательского интерфейса стоит достаточно остро, необходимость серьезных изменений очевидна. «Мы как производители делового программного обеспечения испытываем огромное давление со стороны клиентов в силу большого распространения мобильных устройств и осознания новых потребностей в способе организации пользовательского интерфейса», – комментирует Владимир Андреев.

И прежде было понимание, что интерфейс можно сделать максимально простым и совершенно не обязательно воспроизводить тот подход, который представила в своих решениях Microsoft, продолжает Михаил Альперович. Электронные системы, позволяющие оптимизировать бизнес-процессы в компании, – это единая платформа, на базе которой создаются десятки приложений, соответствующих функциям, выполняемым сотрудниками (менеджер по продажам, руководитель департамента и т.д.). И для многих ролей интерфейс может быть достаточно простым, например для руководителей, которым нужно анализировать предложения и принимать решения. «Благодаря планшетам все увидели, что интерфейс может быть удобным и без лишних деталей. И у нас появились запросы, когда пользователи, работая на стационарных компьютерах, просят, чтобы интерфейс новых приложений был близок к тому, как он выглядит на планшете. Пришло понимание, что интерфейс должен быть равновелик функционалу», – говорит Альперович.

Распространение мобильных устройств и их все более активное использование в домашних условиях и на работе оборачивается серьезными вызовами для производителей программного обеспечения. Но вместе с тем то, к чему толкает мобильность, – облачные вычисления и распространение программного обеспечения по модели Saas, когда пользователь приобретает не саму программу, а право ее использовать на своей виртуальной машине, – это одновременно открытие нового рынка. А именно – рынка небольших предприятий, которые ранее оставались в стороне от сложных решений по управлению бизнес-процессами. Бурное развитие средств виртуализации и интернет-технологий привело к тому, что корпоративное программное обеспечение перестает быть эксклюзивным, доступным лишь крупным компаниям. «В этом смысле изменения – логический итог революционного скачка, связанного с появлением глобальной сети. Они переводят все используемые информационные технологии (включая корпоративный сегмент) в абсолютно виртуализированные сервисы, специализированные в большей или меньшей степени», – считает Владимир Андреев.

Алексей Леонтьев
Эксперт Северо-Запад (Санкт-Петербург)
24.09.2012

К списку прессы ...