Пресса о нас

Прогноз dp.ru 2014: часть 3 / DP.ru

31 января 2014

“Деловой Петербург” рассказывает о самом важном, что ждет бизнес-сообщество в 2014 году. В третьей части прогноза, составленного бизнесменами и экспертами, – IT, телеком, страхование, биржи и власть.

Государственный заказ играет все большую роль в российской IT–индустрии.

Александр Семенов, генеральный директор ГК «КОРУС Консалтинг»: Госзаказ по–прежнему останется основным драйвером роста IT–рынка. Но в наступившем году надо ожидать более активной борьбы за бюджеты государственных проектов в области IT. На фоне явной стагнации отечественной экономики государственные заказчики будут вынуждены снижать бюджеты на IT и требовать большей отдачи и эффективности от IT–проектов.

Андрей Федоров, председатель Совета директоров Группы компаний Digital Design: Вспомните, когда–нибудь президенту США показывали новый iPhone? У нас бизнес строится с другого конца. Именно государство и госмонополии, если считать денежную массу, являются основными заказчиками в сфере IT. Госзаказ в основном направлен на импорт западных технологий. Никаких существенных изменений ни в объеме рынка, ни в подходах к заключению госконтрактов я не ожидаю.

Александр Егоров, генеральный директор компании «Рексофт»: Очевидно, что государство становится одним из ключевых заказчиков ПО. Почему? С одной стороны, надо оптимизировать средства управления и контроля госпредприятий. С другой стороны, это результат программ информатизации власти и электронного правительства. Рост спроса со стороны заказчиков из государственного сегмента на IT–рынке продолжится.

Денис Васильев, заместитель генерального директора компании «Система Забота»: Госзаказ — драйвер роста крупных аффилированных с государством корпораций, но никак не IT–рынка в целом. Наиболее интересные, продуманные и инновационные решения чаще появляются вне госзаказа. Крупные госпроекты продолжат развиваться, но ввиду меньшего объема свободных средств в распоряжении государства темпы роста текущих проектов снизятся, а число новых сократится.

Конец 2013 года ознаменовался выходом YotaPhone. В России заговорили о создании отечественных гаджетов.

Александр Семенов: Проект YotaPhone уникальный, успешный уже потому, что в компании аккумулированы знания и существует материальная база, позволяющая трансформировать их в продукт.

В целом научно–техническая база для производства высокотехнологичной продукции в России потеряна, и основной моделью развития этого направления остается воспроизведение западных идей.

Александр Малис, президент компании «Евросеть»: Реализованная в YotaPhone идея — два экрана — одна из немногих новаций в смартфонах за последние пару лет. Думаю, Yota Devices будет использовать свой патент, и мы увидим подобные аппараты. Мобильные гаджеты создаются международными командами. У того же Samsung есть разработчики в России. Но предприятия–разработчики здесь останутся редкостью: нет системы работы на НИОКР.

Александр Егоров: Перспектива производства гаджетов в России неопределенная, скорее это пока продолжит быть исключением из правил. Но это если говорить непосредственно о производстве. Если же говорить о развитии идей подобного плана (стратегическом маркетинге, управлении продуктом), то целый ряд российских команд демонстрирует зрелый подход, проектируя продукцию международного уровня.

Денис Васильев: Сегодня производить гаджеты в России невозможно из–за очень высоких издержек, таможенных препон при ввозе оборудования и образцов, а также низкой доступности фондов для ведения длительных разработок и исследований. Несерьезно говорить о производстве в России YotaPhone, отталкиваясь от факта появления морально устаревшего на момент выхода устройства, производимого в Китае.

Правительство России серьезно взялось за регулирование интернета, борьбу с пиратством.

Александр Семенов: Чрезмерное регулирование интернета не принесет пользы ни государству в целом, ни гражданам. Я бы обратил внимание на то, что российские пользователи постепенно привыкают платить за лицензионный контент, потребляя его со смартфонов. Государство должно создавать инфраструктуру, которая помогает легально работать с контентом, например, проводить авторизацию платежей.

Андрей Федоров: Слишком много шума и истерики, слишком много откровенных спекуляций и безответственных заявлений. Наверняка кто–то из ретивых исполнителей уже просверлил дырочку для ордена «За поимку негодяев в интернете». Опасаюсь, что в 2014 году это приведет к тому, что некоторая часть представителей малого и среднего бизнеса примет решение не выводить свой бизнес в интернет.

Александр Егоров: Возможно, в этом году правительство примет новые регулирующие законы, сформирует новые структуры. Определенные шаги со стороны регулятора в этой области, безусловно, нужны. Слишком велики риски неправомочного использования информации, масштабного мошенничества, других преступлений в киберпространстве. Ситуацией необходимо управлять.

Денис Васильев: За принятыми решениями стоят крупные лобби стремительно устаревающих традиционных бизнесов. Можно предположить, что запретов станет больше. Сиюминутно возможен незначительный рост доходов в офлайне. Однако в чуть более отдаленной перспективе на интернет–рынке появятся другие игроки, и упустившие момент гранды устаревшего бизнеса будут кусать локти.

Разоблачения Сноудена и история с прослушиванием Ангелы Меркель выявили огромные проблемы с безопасностью данных.

Сергей Новиков, глава исследовательского центра «Лаборатории Касперского» в РФ: Обеспечить защиту данных пользователей невозможно без соответствующих мер со стороны интернет–сервисов: социальных сетей, почтовых служб, облачных хранилищ. Ряд подобных сервисов уже заявили о внедрении дополнительных мер, например о шифровании данных, передаваемых между собственными серверами. Наличие таких защитных мер может стать существенным фактором при выборе интернет–сервиса.

Андрей Федоров: И бизнес, и государство реагируют на эти истории вяло и не слишком грамотно. Но я все–таки ожидаю рост спроса в сфере обеспечения безопасности данных, особенно при доступе к ним с мобильных устройств. Речь идет о корпоративных решениях, по большей части — для крупных компаний. Рынок услуг в сфере информационной безопасности чрезмерно регламентирован и закрыт, потому и услуги эти неадекватно дороги для бизнеса.

Александр Егоров: Ответной реакцией со стороны бизнеса станет увеличение инвестиций в информационную безопасность. Это повлечет рост объемов данного рынка и распространение его на сегмент частных лиц. Уже сейчас мы видим большое количество стартапов, связанных с безопасной передачей сообщений. Например, Telegram, детище Павла Дурова, — мессенджер для смартфонов, который поддерживает сложную систему шифрования переписки.

Денис Васильев: Крупный бизнес, возможно, обратит большее внимание на открытые средства шифрования и защиты, а средний и мелкий попросту проигнорирует проблему. Все попытки применения по–настоящему надежных методов защиты будут вступать в прямое противоречие с государственными интересами, и, вполне вероятно, нас ждет череда новых законодательных инициатив и запретов в данной области.


Сергей Гуркин
DP.ru
31.01.2014

К списку прессы ...