Пресса о нас

Представитель заказчика Digital Design Тимур Лапин рассказал о внедренном продукте на крупной отраслевой конференции | TAdviser

2 марта 2016

2 марта 2016 года TAdviser и Минкомсвязь России провели совместную конференцию IT Government DAY, посвященную информатизации госсектора.

В первой части мероприятия докладчики осветили ключевые тенденции в области внедрения ИТ в государственных органах, а поставщики представили участникам свои решения и услуги. Во второй части конференции при участии заместителя министра связи Алексея Козырева состоялось общественное обсуждение положений Системного проекта Электронного правительства (ЭП) до 2020 года, который готовит Минкомсвязь России.

Конференцию TAdviser в общей сложности посетили около 180 человек. В их числе – представители аппарата Правительства России, Минкомсвязи, Минздрава, Минэкономразвития, Пенсионного фонда, Федерального Казначейства, Банка России, Главного управления обустройства войск, УИС Спецсвязи ФСО России, ИТЦ ФАС России, Аналитического центра при Правительстве РФ.

В работе конференции приняли участие заместители губернаторов, министры и главы ИТ-департаментов Ярославской, Ульяновской, Новосибирской, Калужской, Мурманской, Тульской, Тюменской областей, Краснодарского края, Ханты-Мансийского автономного округа и других регионов.

Обсуждение системного проекта электронного правительства до 2020 года

В ходе конференции IT Government DAY заместитель министра связи России Алексей Козырев представил основные положения системного проекта электронного правительства до 2020 года.

У электронного правительства, по мнению Минкомсвязи, есть три основные цели: предоставление госуслуг в электронном виде, повышение эффективности работы чиновников, вовлечение граждан в госуправление. В качестве ключевых показателей, по которым можно судить о достижении этих целей, министерство предлагает использовать долю сервисов, предоставляемых в электронном виде (80%), и долю граждан, удовлетворенных их качеством (90%).

По мнению министерства, развитие электронного правительства может происходить по консервативному и трансформационному сценариям. Первый приведет к увеличению разрыва между качеством электронных услуг государства и коммерческих организаций, второй же позволит сократить разрыв.

В частности, трансформационный сценарий учитывает тенденцию к повышению качества интерфейсов и дизайна сервисов. “По мере развития возможностей ИТ бизнес создает все более умные интерфейсы для своих сервисов и определяет тем самым тот уровень ожидания, который граждане предъявляют и к государственным сервисам, — говорит Козырев. — Если не отреагировать на этот технологический вызов, то нарастающая разница в качестве интерфейсов между коммерческими сервисами и государственными приведет к тому, что пользователи станут отказываться от наших услуг. Нам надо следовать за лучшими коммерческими примерами”.

Одним из основных преобразований, которые описываются в системном проекте, является переход к концепции “электронного МФЦ” – единой точки получения любых госуслуг через интернет, по возможности в режиме реального времени. Предполагается, что электронное правительство позволит гражданам взаимодействовать не только с органами исполнительной власти, но и с другими ветвями.

Финансирование развития электронного правительства планируется осуществлять не только из федерального и региональных бюджетов, но и по модели государственно-частного партнерства.

На основе системного проекта, разработка которого продолжается, будет формироваться государственная политика и план действий (дорожная карта) на среднесрочную перспективу.

Доклад Алексея Козырева и представленный реферат системного проекта обсудили собравшиеся на конференции TAdviser эксперты. Далее приводим прозвучавшие оценки, предложения и замечания к документу в той последовательности, в которой они озвучивались на конференции.

Михаил Брауде-Золотарев, директор Центра ИТ-исследований и экспертизы, АНХ при Правительстве РФ:

  • В третьем разделе сделано 31 утверждение/тезиса, из них 20 тезисов повторяют “Концепцию 2516” близко к тексту или другими словами, 2 тезиса повторяют “закон о персональных данных”, 1 тезис – “концепцию управления изменениями”. Степень заимствования 75%. По другим разделам статистика не лучше, в среднем 65-70%.
  • По некоторым пунктам уже наступили сроки исполнения и даже уже отчеты написаны. Поэтому писать об этом странно, или надо уточнять, что это не было сделано или как-то уточнять, что имеется ввиду. По всей видимости надо в документе четко отделять, где мы опираемся на предыдущую деятельность, но тогда это надо переносить в аналитическую часть. Добавить анализ того, почему что-то не получилось.
  • Низкая степень конкретности и высокая степень абстрактности сформулированных положений, вызывает трудности при их интерпретации и зависит от степени подготовки читающего. Хочется, что бы язык был корректен и понятен, хотя бы в той части текста, описывающего анализ того, что уже было сделано. В остальном постараться конкретизировать положения.
  • Документ на 80% применим к любой другой стране простой заменой «РФ» на любую другую. Документ не специфичен, хотя правильный, хороший и глянцевый.
  • Документ больше про услуги, т.е. контекст тот, в котором мы живем. Развитие инфраструктуры ЭП. Какие ключевые сервисы должны быть, типа “параметры обслуживания пользователя”, как мы их используем для гражданского сектора, как мы их финансируем с учетом бюджетных ограничений (уже столкнулись, это уже происходит)? Как связаны сервисы с пользователям (категориями пользователей)? Нет конкретики о том, что всем кровь из носа важно, этого нет вообще? Какие сервисы с какими параметрами обслуживания, что дадут? Этого нет ничего.
  • Сервисы третей доверенной стороны. В тексте полтора абзаца и сформулировано забавно и больше ничего нет, а этого ждут уже много лет.
  • Идентификация не расписана, что мы с ней делаем, хотя она в ТЗ была обозначена отдельным пунктом.
  • В СП должны быть описаны целевые архитектуры.
  • Очень много вещей, которые бы надо было бы описать в тексте, фигурируют в нотации «Надо разработать», т.е. в будущем времени говорится о том, что ожидалось увидеть в документе уже сейчас. Большую часть текста надо переделать.
  • Ничего не сказано про судьбу госуслуг вне государственных каналов, а это важнейшая тема, о которой не раз говорилось: гос API к частным каналам, Яндекс госуслуги и так далее. Написано что надо, а конкретики нет.
  • Правовой статус электронного сообщения, об этом уже много лет говориться, но не написано почему раньше не получилось и что дальше делать, что бы это произошло.
  • Изменения в НПА, важнейший раздел, какие документы меняем и как? Без этого очень сложно читать документ и делать какие-то выводы.
  • Показатели результативности. Ждали, что они будут указаны, есть 4 индикатора, я с ними не буду спорить, но они в системе как фигурируют? У нас сейчас десятки отраслевых действующих показателей, мы их отмели, отклонили? Контекст, который важен в разделах про архитектуру, он очень важен, а его просто нет.
  • Про управление. Мы просто сказали про то, что было раньше. Почему мы сейчас говорим, что надо продолжать так же, если понимаем, что было плохо?
  • Если мы говорим о том, что было сделано плохо или не было сделано совсем, без определения причин для предложения иных мер, которые раньше не сработали, то это вообще не читается и не воспринимается. Или надо это опускать/забывать или объяснять, что будет сделано по-другому.
  • По стилю. Англицизмы желательно убрать (омниканальность, роуминги и т.д.). Есть просто бессмысленные формулировки, которые нельзя никак интерпретировать (например, роуминг электронной подписи).
  • В тексте введена ложная развилка. Развилка это всегда выбор (направо, налево). Чуть правее и чуть левее – это не развилка, а чем отличаются они непонятно. Мы продолжаем переводить все услуги в электронный вид или мы фокусируемся на каких-то? Эта развилка конкретная. Единственный поставщик – понятная развилка. У нас есть метафорический консервативный сценарий и трансформационный.

Павел Малков, заместитель директора Департамента госудраственного регулирования в экономике, Министерство экономического развития РФ:

  • Системный проект Электронного правительства не должен ограничиваться электронными услугами.

Николай Елистратов, заместитель Председателя Правления, Пенсионный фонд РФ:

  • Горизонт реализации Системного проекта ЭП нужно увеличить до 2025 года.
  • В системном проекте необходимо обозначить необходимость подготовки квалифицированных кадров для ЭП.

Евгений Комар, заместитель директора Департамента информационных технологий, Аппарат Правительства РФ:

  • Системный проект Электронного правительства не должен дублировать Концепцию развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде (Распоряжение Правительства РФ от 25.12.2013 № 2516-р).
  • Системный проект должен отражать дальнейшее развитие инфраструктуры ЭП.
  • В системном проекте не должно быть развилок. Документ должен показывать конкретное направление движения.
  • Необходимо в явном виде прописать предложения по изменению законодательства.
  • Необходимо определиться, что собой представляет единая инфраструктура ЭП. Является ли концепция “Гособлако” реализацией единой инфраструктуры? (Указание Администрации Президента РФ).
  • Системный проект необходим Минфину РФ для проведения ФЭО. Также необходимо провести анализ степени реализации СП ИЭП 2010.
  • В СП должна явно прослеживаться связь с принципами развития ИТ в госсекторе (развитие Постановления Правительства от 24 мая 2010 года №365 “О координации мероприятий по использованию информационно-коммуникационных технологий в деятельности государственных органов” (ред. от 22.11.2013).

Елена Бойко, директор Департамента информационных технологий и связи, Минздрав России:

  • Мы считаем, что данный проект документа разработан очень своевременно. Прошлый этап завершен и надо наметить ориентиры для всех. Раньше основные ориентиры были количественные (количество услуг). Сейчас же нам (федеральным ОГВ, частным организациям) хочется видеть сбалансированный подход, стратегию, если хотите.
  • Минздрав уже давно реализует единую систему в сфере здравоохранения, хочется отметить, что ЕГИСЗ является частью ЭП.
  • Хочется обратить внимание, что ЭП – не только госуслуги для граждан, хотя это безусловно важный ориентир и фронт – это безусловно ЕПГУ, порталы субъектов, МФЦ. Важно отметить в документе, что ЭП это фактически все ИС и ИТ-ресурсы всех государственных органов, как федеральных так и региональных ОГВ и ОМСУ.
  • Если мы сейчас определяем принципы до 2020-го года, необходимо определить принципы координации всех этих ИС и ИТ-ресурсов. Необходим координатор на федеральном уровне для такой деятельности (видится Минкомсвязи, к тому же оно же координирует расходы).
  • Надо составить реестр метаданных и наконец понять, кто за какие данные отвечает и кто является поставщиком в рамках ЭП этих данных.

Дмитрий Тер-Степанов, начальник Управления систематизации и классификации информации в социально-экономической области, Федеральное казначейство:

  • Необходим детально проработанный план мероприятий по «Системному проекту».

Роман Сафронов, заместитель начальника Управления, Федеральное агентство по делам национальностей:

  • Что мы в идеале получим и, самое главное, когда? В чём будет заключаться «Электронное правительство» как для ведомств и для граждан?
  • Необходимо чёткое понимание, что из себя представляет «Системный проект».
  • Необходимо помочь гражданам ориентироваться в позиционировании своей жизненной ситуации при оформлении госуслуг. Граждане не должны изучать законодательство, чтобы понять: куда идти и чего ожидать.
  • Необходимо строить «Системный проект» на технологиях будущего, а не сегодняшнего дня.
  • Необходимо провести корреляцию между справочниками и классификаторами, используемыми ведомствами в рамках Федерального статистического наблюдения. Сейчас они не стыкуются. Необходимо актуализировать данные и проверить их достоверность.
  • Необходимо оценить и сократить количество госуслуг. Многие дублируются.
  • ВЦИОМУ поручить соцопрос граждан на предмет их ожиданий от взаимодействия с государством. Необходимо понять нужды нашего основного потребителя.

Эдуард Лысенко, заместитель губернатора Ярославской области – директор Департамента информатизации и связи:

  • Сделать в СП слайд или вводный раздел с описанием структуры всех выпускаемых документов, и в конце все тезисы очень грамотно пронумерованные – разбить по документам. Тогда будет видна полнота деклараций и куда они попадают в детальную проработку.
  • Агрегировать все функциональные тезисы по блокам для более четкого позиционирования ЭП среди прочих госусдарственных и не госусдарственных ИС и рынков – потребителей:
    • Это инфраструктура, портал, виджеты и соотвествующие сервисы для встраивания в вышеуказанные в п.3 системы;
    • Это пространство доверия как в части электронной подписи, соотввествующих сервисов типа ЕСИА, соответствующих требований ее поддерживать, так и что более важно даже в текущем режиме жизни – доверия к информации получаемой через сервисы или непосредственно из систем ЭП;
    • Это CRM подход, выражающийся в функциональных возможностях для формирования типовых сценариев работы по сегментам клиентов: это и напоминания, и личный кабинет, и поддержка довренных лиц, и многоканальность, и многоинтерфейсность, и изменения в НПА для реализации этого функционала. Это самая сложная часть документа и он самый сложный отдельный документ, эту часть содержательно надо привязать прямо к тем предложениям, что были от ИРИ (Институт Развития Интернета), ибо именно ИРИ сейчас сформулировало 1000 экспертов с рынка и из интернет бизнеса как сервисы для людей, так и что нужно от госсектора, а в нашем случае от ЭП, как государства в интернете. Кроме того, тут сложный, но абсолютно необходимый блок, что надо менять в отраслевых НПА. Надо учесть перечень сервисов из документа ИРИ и тех серсивов, что делают ФОИВы (типа Росреестра с их новым ЕГРП, ФНС с их базой, вплоть до имущества и их личным кабинетом и т.п. Не брать пока в рассмотрение регионалов и другие возможно шоколадные коммерческие ( т.к. коммерческие уже в программе ИРИ), этим отделить свой сценарий от чисто коммерческого. Важны все тезисы про единый брэнд, сглаживание понятия услуга/функция для человека, обучение как пользователей, так и госслужащих.
    • Импортозамещение, это явно надо выделить и это должно, по уму, стать частью плана Минкомсвязи по импортозамещению и даже приказ поправить можно было бы про тот план, добавив явно целый блок ЭП и отсылку сделать формально надо все равно.
  • Не вижу вообще никакого смысла в разделе про показатели, методология вызывает ошущение замыливания основного содеражания. Ну и плана нет, это ослабляет и вызывает явную критику.
  • Необходимо «перезагрузить» понимание ЭП. Если в новый вариант СП примерно 70% положений перешло из старого варианта (как отмечалось в начале совещания), то это оправдано, поскольку эти положения не были реализованы ранее. Необходимо более четко сформулировать, что является предметом модернизации ЭП. Многое задекларировано, но когда и как это будет выглядеть – неясно.
  • Желательно указать, какие тезисы из слайдов в каком документе (разделе) раскрываются.
  • Важный вопрос: доверие и единая идентификация, гарантированно надежная информация.
  • Еще очень важный блок – подход к стратегии. Необходим отдельный документ с описанием сервисов. Это не административный регламент, описывающий подключение того или иного инфраструктурного сервиса, а что-то более стратегическое, этот документ должен являться предметом согласования.
  • Возможно переформулирование понятия услуги, потому что для людей услуга и функция вещи непонятные.
  • Очень важный пункт – про импортозамещение.
  • Документ мог бы иметь другую структуру. Аналитика полезна, но ее можно было бы вынести отдельно. Необходимо концептуально структурировать документ, получится набор тезисов, по каждому из которых можно будет смотреть на ресурсную обеспеченность.
  • Необходимо учесть предложения Института развития интернета, поскольку это было в поручении Президента в отношении отрасли – необходимо делать формальную отсылку на 130 страничный документ. Я его пролистал, там описаны сервисы из коммерческого сценария, которые на самом деле своими корнями уходят в госдарственную прослойку под названием ИКТ
  • Если документ получился универсальным, так что в нем можно заменить Россию на Зимбабве, то это хорошо – значит, документ можно будет продавать другим странам и деньги инвестировать в развитие.

Александр Албычев, директор департамента информатизации Тюменской области:

  • В целом системный проект необходим, поскольку у субъектов РФ отсутствует понимание стратегии развития ЭП. У нас есть определенные показатели и задачи, но если мы увидим в этом документе техническую стратегию развития, нам будет легче идти в направлении цифровизации управления в регионах.
  • Меня, как представителя субъекта РФ, беспокоят те показатели, которые заложены в планы, поскольку потом эти показатели встают нам на исполнение. Показатель «80% услуг, оказанных в электронном виде». В 2015 г. в Тюменской области оказано всего 12 млн услуг, из них в электронном виде – 37%. Из 12 млн оказанных услуг 8 млн – это запись на прием к врачу. Для записи к врачу у нас используются разные каналы – мобильное приложение, информационные киоски и др., все возможные каналы. Но несмотря на это, люди ходят записываться пешком. Через МФЦ оказано 1 млн услуг. Люди ходят пешком в МФЦ. Чтобы в таких условиях достичь показателя 80%, нам нужно всех регистраторов заменить на инфокиоски. Эта аналитика по всем регионам примерно одинакова. Есть 3-4 ключевые услуги, на которые нужно ориентироваться, чтобы получить 70% услуг в электронном виде. Есть предложение – в концепции, в подходе к показателям взять понятные услуги: запись к врачу, электронный дневник, запись показателей счетчиков – и по ним поставить какие-то показатели. Достичь 80% будет трудно. Просьба прислушаться к нашему предложению, мы готовы предоставить свои аналитические материалы для этого. К выставлению показателей нужно подойти более внимательно, потому что нам придется их выполнять, а может быть не нужно на это тратить такие ресурсы.

Анатолий Дюбанов, руководитель Департамента информатизации и развития телекоммуникационных технологий Новосибирской области:

  • Поддерживать СП тренингами по развитию портала, мобильного приложения именно ЕПГУ и двигаться в сторону популяризации, для того чтобы мы не путали наших граждан куда идти, и что нажимать.
  • Роль МФЦ должна видоизмениться, она должна быть одним из операторов Электронного правительства.
  • Для популяризации ЭП должны быть ощутимые индикаторы, которые должны быть учтены в KPI, должен быть ощутимый ответ для чего нужно ЭП.

Андрей Емелин, председатель Национального совета финансового рынка:

  • Необходимо простимулировать разработку моноведомственных планов электронного взаимодействия.
  • Унифицировать внутриведомственные планы.
  • Повысить достоверность ввода данных (паспортных и др.).
  • Третью цель разбить на две самостоятельные цели: 1) Цель вовлечения граждан во взаимодействие с правительством; 2) Взаимодействие с бизнесом.
  • Реализовать обратное взаимодействие – “не только, что тебе может дать ЭП, но и что ты можешь дать ЭП”.
  • Необходимость участия Минкомсвязи в общей экспертизе нормативно-правовых актов, для обеспечения своевременного технической реализации и уточнение технических параметров, которые влекут за собой определенные законодательные акты.
  • Встроить в архитектуру СП экспертные возможности, в том числе финансового рынка и др. которые могли бы привнести, во-первых, те потребности, которые существуют на рынке у граждан в первую очередь, донести предложения и потребности до коррелирующих органов и помочь в их реализации.
  • Сформировать при Минкомсвязи экспертный совет по вопросам развития ЭП, встроить его в общую архитектуру и через него пропускать те инициативы, которые идут от “земли”, что позволит еще больше повысить качество разрабатываемого документа.
  • Интегрировать СНИЛС и ЕСИА в финансовую сферу.

Юрий Божор, начальник отдела анализа рисков и перспективных технологий финансовой доступности Банка России:

  • В докладе Всемирного банка «Цифровые дивиденды» (начало 2016 г.) сказано, что более 40% населения в мире имеют доступ к интернету, а среди беднейших 20% домохозяйств мобильный телефон имеют 7 из 10 человек. Инфраструктура развивается.
  • В части финансовой доступности надо стремиться к тому, чтобы любой гражданин мог получить 4 базовые финансовые услуги: платежи, кредитование, сбережение, страхование. Надо развивать сервис ЕСИА для удалённой идентификации – упрощённой, полной.
  • Вопрос актуальности государственных БД и доступа к государственным БД.
  • В Индии 1 млрд людей идентифицированы по отпечаткам пальцев и радужной оболочке глаз и 5 млн добавляется ежедневно. Может быть надо ввести соответствующие показатели в СП.
  • Нужен простой удобный ситуационный интерфейс пользователя для упрощения доступа граждан к государственным сервисам, т.к. имеются данные, что граждане отказываются проходить идентификацию в ЕСИА из-за её сложности.

Юрий Торгашин, директор Департамента информационных технологий Ханты-Мансийского автономного округа – Югры:

  • По запросу «СП» Google выдаёт 204 млн ссылок. Определиться, что должен нести СП, чрезвычайно сложно. В нашей ситуации надо принять СП за основу, конкретизация – на следующем этапе. Орган, регламентирующий деятельность в этом направлении, есть – Минкомсвязи.
  • Предоставление электронных услуг (выписок) в режиме реального времени. Необходимо определить их перечень. В федеральном законодательстве перечень жизненных ситуаций не определён, на региональном уровне оперировать этим термином сложно, а вдруг ошибёмся?
  • Надо обратить внимание, что не все нормативные акты, принятые на федеральном уровне, подтверждают юридическую значимость документов. А жители вообще привыкли к синей печати, притом того органа, к которому обращаются. Если услуга запрашивается через МФЦ, то жители печать МФЦ не воспринимают. Если выписка пенсионного фонда, то необходима печать ПФР.
  • Цели СП определены. Осталось определить конкретно значения тех показателей, которые необходимо достичь и далее дать на откуп регионам их достижение.
  • Не нашли отражения в СП темы импортозамещения и развития телекоммуникационной составляющей. Это базовая основа, на которой выстраиваются все услуги и функционирует Электронное правительство.

Дмитрий Разумовский, министр развития информационного общества Калужской области:

  • Путь правильный, надо идти последовательно.
  • Описать детали рассогласованности двух вариантов развития ЭП. Риски трансформационного сценария развития ЭП.
  • Определение развития реестра государственных услуг, как центрального ядра архитектуры ЭП.
  • Необходима корректировка НПА (по направлениям).
  • Определение оценки эффективности вложений в проект развития ЭП до 2020. Нужны КПЭ.
  • Необходимо описание механизмов применения модели государственно-частного партнерства при предоставлении услуг.
  • Предлагается особо обратить внимание на рассмотрение вопросов защиты информации и персональных данных.
  • Определение целевых показателей (почему именно эти показатели используются) и методики их заполнения.
  • Вынести целевые показатели за рамки проекта.

Ярослав Раков, министр по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области:

  • Считать системный проект развития ЭП 2020 документом «верхнего уровня».
  • Принимая во внимание, что ЭП – это не только услуги, целевая модель – граждане. Описать механизмы взаимодействия с гражданами (возможно директивные), какими средствами и силами это будет достигнуто.
  • Отразить взаимодействие с гражданами (открытые данные, открытое правительство, гражданская наука на основе обработки открытых данных и т.д.).
  • Образование и подготовка кадров.

Борис Глазков, директор центра стратегических инноваций “Ростелекома”:

  • Новизны с точки зрения системы предоставления госуслуг особой нет. Представлена хорошая агрегация предложений о том, какой должна быть система предоставления госуслуг. Однако, не очень понятно, что за этим стоит, какова инфраструктура и как она будет развиваться. Непонятно, как ресурсно будет обеспечиваться достижение целевой модели. Есть 2 сценария: консервативный и трансформационный. Всем нравится трансформационный. Всем нравится безопасность, многоканальность. На какова ресурсная обеспеченность и готовность государства ее реализовать? Это вопрос тех ключевых развилок, которые должны лежать ниже, в следующих фрагментах текста.
  • Насчет функций. Есть функция 8: нужно создать многоуровневую организационную структуру, охватывающую все уровни власти. Что это за организационная структура? Где она находится – в Минсвязи, в федеральном агентстве? Непонятно. Кто берет на себя функционал, задачи, кто отвечает за их решения? Этого в СП нет. Хватит ли ресурсов, чтобы реализовать целевую модель?

Владимир Дрожжинов, председатель правления “Центра компетенции по электронному правительству”:

  • Документ практически на 80% про услуги.
  • В документе не отражен опыт Южной Кореи, которая на протяжении нескольких лет занимала лидирующие позиции в рейтинге ООН по развитию ЭП. В США за 1 год было реализовано цифровое правительство. В Южной Корее с 2011 до 2015 года было реализовано умное правительство. Каково место РФ в этом рейтинге?
  • Ранее прозвучало, что ЭП должно объединять все ИС всех уровней и ветвей власти в РФ и тогда Минкомсвязи, занимающееся проблемами координации (но только в части финансов) должен заниматься этим полноценно. Учесть опыт Южной Кореи в части координации. Какова роль вновь созданного ЦЭКИ?
  • Для полноценной координации нужна архитектура всего ЭП, типа американской или корейской.
  • Документ надо тотально пересмотреть с учетом многих ценных замечаний
  • В КД на разработку СП ЭП было содержание, и важно что бы разделам этого реферата были поставлены в соответствии пункты из содержания СП ЭП, указанные в ТЗ, иначе непонятно на что проверять документ.

Алан Салбиев, генеральный директор Академии системного анализа:

  • В СП не отражена роль чиновников в будущем ЭП.
  • Необходимо увязать системный проект ЭП с административной реформой.

Николай Земской, заместитель начальника управления информационных технологий, связи и документооборота, начальник отдела развития информационных технологий и связи, Администрация Тамбовской области:

  • В СП нет упоминаний о проекте “УЭК”.
  • В СП не указана роль Почты России в ЭП.
  • В законе о ГЧП (Федеральный закон от 13.07.2015 № 224-ФЗ) нет сферы Связи и ИКТ.

Обзор докладов конференции

Председатель комитета по развитию информационных технологий и связи Мурманской области Тимур Лапин поделился с участниками конференции TAdviser опытом перехода на безбумажный документооборот в правительстве своего региона, обеспечения работы руководителей региональных ОИВ с документами в электронном виде. На начало года к системе электронного документооборота подключены 50 региональных госструктур, ей пользуются порядка 1200 человек.

По словам Лапина, идет доработка системы для обеспечения внедрения юридически значимого электронного документооборота с возможностью подготовки нормативных правовых актов Мурманской области — постановления и распоряжений областного правительства и губернатора. Руководителям будет предоставлена возможность согласовывать и утверждать проекты документов на мобильных устройствах.

Александр Архангельский, коммерческий директор компании «Интеллектуальный резерв», рассказал участникам конференции TAdviser об облачной платформе VALO, которую разрабатывает его компания, и о том, как она может использоваться в госсекторе. Платформа сочетает в себе возможности таких классов продуктов как резервное копирование (backup), синхронизация и совместный доступ к файлам (EFSS), публичные облачные сервисы (cloud-based services). По словам Архангельского, она была разработана, в том числе, для решения задачи по импортозамещению.

В числе возможностей VALO для госорганов Александр Архангельский перечислил решение проблемы использования иностранных публичных сервисов (таких как Dropbox, Google Drive, Seafile, OwnCloud), функции резервирования, безопасного доступа и контроля над служебной информацией сотрудников, использование платформы как инструмента проектного управления в госорганах, обеспечение работы со служебной информацией в соответствии с уровнем доступа в том числе удаленно, возможность контролированного использования личных устройств для рабочих целей.

Руководитель направления стратегических проектов департамента по работе с государственными организациями «Майкрософт Рус» Александр Данилин рассказал о технологических трендах цифрового правительства, как их видит Microsoft. Он отметил, что в госсекторе наступил новый этап ИТ: трансформация «электронного правительства» в «цифровое правительство», в котором основной фокус – на информации и данных, а не на процессах и услугах, как это было в начале волны «электронного правительства».

Данилин также рассказал об инициативе Microsoft CityNext – Цифровые города и регионы будущего, направленной на помощь в развитии умных городов, об «облачных» возможностях Microsoft и о том, как компания видит использование ИТ на фоне появления и развития новых перспективных технологий.

Дмитрий Комиссаров, гендиректор и основатель компании «Новые облачные технологии», в своем выступлении осветил вопросы информационной безопасности при использовании в госучреждениях популярных сервисов мировых вендоров, таких как сервисы Google, Skype, Office 365, Dropbox, которые передают и хранят данные пользователей на зарубежных серверах. Он отметил, что рынок облачных сервисов для работы с почтой, файлами, документами де-факто монополизирован одной страной.

Комиссаров также поделился с участниками конференции, как обезопасить работу с облачными сервисами: организациям необходимо провести аудит подписок и траффика, разработать и внедрить политику безопасности данных, выбрать российского поставщика облачных сервисов. Также гендиректор «Новых облачных технологий» рассказал о возможностях платформы «Мой Офис», которую разрабатывает его компания.

Дмитрий Варенов, начальник отдела программных решений департамента вычислительных комплексов «Ай-Теко» в своем выступлении рассказал о программно-аппаратном комплексе корпоративной виртуализации ЕС2015-Терем для построения защищенных систем VDI/VPS любого уровня «под ключ». По словам Варенова, она подходит для реализации политики импортозамещения, минимизируя риск зависимости от иностранных поставщиков.

В числе преимуществ решения Дмитрий Варенов выделил его универсальность, совокупную стоимость владения решения – на 30% ниже импортных аналогов, встроенные ИБ-механизмы, наличие единой точки входа при оказании услуг технической поддержки и др.

Руслан Мельников, директор по продажам Tmax Rus, в своем докладе рассказал о возможностях использования южнокорейской СУБД Tibero как альтернативы высоконагруженным СУБД от крупнейших мировых вендоров. Диверсификация СУБД и снижение зависимости от вендоров-монополистов США – одна из наиболее актуальных задач в сложившихся в России условиях, считает он. Мельников рассказал о преимуществах Tiebro по сравнению с решениями западных вендоров и сравнил ее возможности миграции с открытым ПО.

Руслан Мельников также рассказал участникам об одном из проектов в России, где Tibero уже используется: этот продукт был выбран в качестве СУБД для Национальной системы платежных карт (НСПК).

Руководитель продуктового направления практики ITM компании «Атринити (Atrinity)» Николай Огурцов посвятил свой доклад возможностям решения задачи контроля и мониторинга гарантийных и сервисных обязательств субподрядных организаций с помощью отечественного продукта A3 Service Suppliers Management (A3 SSM). Он отметил, что эта система построена на базе современных технологий и является российской разработкой.

Огурцов рассказал, что клиентам A3 SSM даст возможность подачи и контроля обращений в единую диспетчерскую службу через портал, мобильное приложение, телефон в режиме 24х7, а для организаций – сокращение времени обработки, назначения и выполнения обращений, оптимизацию нагрузки и повышение качества работы персонала эксплуатационных служб, снижение количества аварийных ситуаций и другие преимущества.

Алан Салбиев, основатель Академии системного анализа и партнер «Дневник.ру» по федеральным проектам, в своем докладе осветил проблемы с получением качественного образования для детей в России и получением русскоязычного образования для соотечественников за рубежом и поделился с участниками своим видением причин этих проблем.

По мнению Салбиева, необходимо принять комплекс мер, которые помогли бы исправить эту ситуацию, и одна из ключевых – создание единого электронного образовательного пространства России, платформы, обеспечивающей электронную среду для полноценного образовательного процесса и возможность доступа с любой точки планеты. Алан Салбиев рассказал о том, какие могут быть компоненты и принципы создания такой платформы, а из каких источников можно было бы финансировать ее создание и поддержку.

Станислав Матяшов, руководитель проекта ЕСИА компании «Рнд Софт», рассказал о проблемах, мешающих быстрой интеграции различных систем с Единой системой идентификации и аутентификации (ЕСИА). К таковым Матяшов отнес разнообразие технологических платформ и CMS, необходимость наличия команды экспертов для интеграции, сложность процесса интеграции существующих систем, где зачастую требуется полная переработка системы авторизации.

Он также рассказал о решениях для интеграции с ЕСИА, которые разрабатывает компания. В их числе – «ЕСИА Удостоверяющий центр» для работы с ЕСИА в аккредитованных государственных удостоверяющих центрах, «ЕСИА Банк» для обеспечения взаимодействия банка с системами ЕСИА и СМЭВ, «ЕСИА Wi-fi» для обеспечения идентификации пользователей публичных точек Wi-fi посредством ЕСИА.

Менеджер по работе с корпоративными клиентами ABBYY Александр Панарин в своем выступлении осветил возможности использования технологий искусственного интеллекта государственных и коммерческих организациях. Он привел данные мировых аналитиков, свидетельствующие о росте востребованности решений искусственного интеллекта и рассказал, для каких задач могут использоваться подобные решения ABBYY.

Кроме того, Александр Панарин привел примеры использования решений искусственного интеллекта ABBYY в госорганах. Такие решения используются, например, для обработки обращений граждан в Госдуме и Администрации Краснодарского края, для ввода документов и данных в информационные системы – в Федеральной налоговой службе, в проекте ЕГЭ и для переписи населения в странах СНГ.

Завершающим стал доклад Александра Богданова, коммерческого директора компании «Конструктор информационных систем «Акцент». Он рассказал участникам конференции о платформе «Акцент» для быстрой разработки качественных информационных систем учета произвольной сложности.

В числе ее преимуществ Богданов обозначил экономию времени и бюджета на разработке, отсутствие необходимости в подробном ТЗ, удобное и быстрое изменение и развитие системы, а также снижение зависимости от разработчиков. Александр Богданов подчеркнул, что платформа подходит для разработки систем любой тематики в любой отрасли и привел примеры ее использования для госпроектов в различных регионах.

Комментарии экспертов – участников конференции

О трендах рынка информатизации госсектора

Тимур Меджитов, заместитель директора по работе с органами власти компании Directum:

Главный тренд, который мы выделяем сейчас, – импортозамещение. Хотя это и не технологический тренд в чистом виде, сегодня именно импортозамещение оказывает основное влияние на государственную информатизацию.

Еще один тренд, который выходит на «плато продуктивности» – мобильные технологии. Если ранее мобильность рассматривалась как дань моде или желание апробировать для себя новые технологии, то текущие проекты уже направлены на решение реальных задач, в которых мобильные приложения используются на постоянной основе и являются или серьезным дополнением и альтернативой классическим способам работы с информационными системами.

Отдельное внимание стоит уделить интеграции информационных систем. В органах власти уже сформирован пул приложений для решения различных государственных задач, при этом часто они функционируют независимо друг от друга. Сейчас мы видим тенденцию интеграции приложений в единое информационное пространство с целью сократить трудозатраты пользователей систем, упростить их сопровождение, выстроить сквозные процессы ведомств.

Татьяна Ракитина, директор по развитию бизнеса компании «Атринити» (группа «Астерос»):

Основным драйвером развития информатизации госсектора остаются нормативные требования, в том числе направленные на продвижение и развитие российского софта в целях оказания господдержки отечественным разработчикам.

Мы ожидаем продолжения роста спроса на облачные сервисы, которые способны в значительной степени оптимизировать затраты на построение и содержание инфраструктуры ИТ. Облачные технологии дают возможность в относительно короткие сроки решать задачи развертывания и эксплуатации сложных интегрированных аппаратно-программных систем регионального и федерального масштаба. Кроме того, рост объемов данных и информации, которые требуется обрабатывать, стимулирует популярность BI-решений и технологий Big Data, позволяющих мониторить и анализировать социально-экономические показатели деятельности субъектов РФ. Известные примеры подобных масштабных проектов – Электронное правительство (СМЭВ), ГИС ЖКХ, ЕГИСЗ и пр.

С точки зрения прозрачности, одной из задач в рамках развития электронного правительства является автоматизация контроля исполнения государственных сервисных контрактов. Создание полноценной функции управления поставщиками услуг требует временных и денежных инвестиций. В качестве примера, можно привести нашу собственную разработку – A3 Service Suppliers Management, нацеленную на повышение эффективности взаимодействия с подрядчиками, снижения ресурсных и финансовых затрат. Решение позволяет госкомпаниям и ведомствам контролировать и анализировать успешность реализации сервисных контрактов на всех этапах.

Дополнительно можно отметить развитие мобильных сервисов для госсектора, что в свою очередь подстегнет не только рынок разработки решений, но и обеспечения надежной защиты данных.

О приоритетных задачах регионов в сфере информатизации образования

Гавриил Леви, генеральный директор «Дневник.ру»:

На наш взгляд, приоритетная цель в сфере информатизации образования на уровне регионов – создание безопасной образовательной среды с соответствующими сервисами и контентом. Такой шаг позволит реализовать адаптивную программу обучения каждого ученика.

Для создания единой образовательной среды необходимо решить следующие задачи в каждом регионе:

  • внедрить все необходимые информационные системы (если еще не внедрены);
  • обеспечить образовательным организациям высокоскоростной доступ в интернет;
  • предоставить каждому педагогу устройство для работы в электронной среде и провести обучение по работе с электронными ресурсами;
  • создать контент высокого качества и наполнить им образовательную среду.


Источник:
TAdviser
http://www.tadviser.ru/

К списку прессы ...