Что нужно знать про реестр российского ПО

1.

Что такое реестр российского ПО?

Единый реестр отечественного программного обеспечения и баз данных – единая система учета программного обеспечения, которое было произведено в России и соответствует стандартам Минкомсвязи. В реестре перечислены информационные системы, которые были разработаны на территории Российской Федерации и могут использоваться государственными органами и компаниями с государственным участием.

2.

Для чего нужен реестр?

Основная цель создания реестра – поддержка российских разработчиков программного обеспечения и расширение использования информационных систем в органах государственной власти. Помимо этого, реестр предназначен для содействия политике импортозамещения.

После введения реестра изменились правила, по которым органы власти могут закупать программное обеспечение. Теперь им в первую очередь необходимо искать требуемое ПО в реестре и отдавать ему приоритет при проведении закупки. Но госорганы не ограничены только российским ПО из реестра. Они могут выбрать и другие решения, если в реестре нет ПО с необходимой функциональностью.

Многие госорганы и госкомпании, решая автоматизировать бизнес-процесс, изначально ориентируются на реестр ПО. Вендоры и интеграторы, как и СМИ, отвечают на этот запрос различными подборками продуктов, входящих в реестр информационных систем. Мы собрали наши решения на отдельных страницах здесь (наши собственные продукты из реестра) и здесь (продукты наших партнеров из сфер ИТ-инфраструктуры и информационной безопасности).

3.

Какие продукты входят в реестр?

Если кратко, в реестр попадают продукты, исключительные права на которые принадлежат российским физическим или юридическим лицам, не подконтрольным бенефициарам из других стран. Если изучать правила подробно, то в них есть много тонкостей, какое ПО является российским, а какое нет. Также в правила отбора продуктов периодически вносятся изменения. Например, в апреле 2019 года Правительство внесло изменение в правила включения ПО в реестр: его технической поддержкой должны также заниматься российские компании. Окончательное решение о включении в реестр принимает Экспертный совет.

На сегодняшний день в реестре уже более 5000 продуктов. Подробно с правилами можно ознакомиться на портале https://reestr.minsvyaz.ru/.

4.

Есть ли еще какие-то реестры ПО в России?

Помимо реестра российского ПО Минкомсявзи, в России существует еще и «Государственный реестр средств защиты информации», который курируется Федеральной службой по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК). ФСБ также проводит сертификацию средств защиты информации и ведет собственный перечень сертифицированных средств. Отличие этих реестров от реестра российского ПО в том, что в него попадают не только разработки российских вендоров. В нем также могут находиться иностранные решения, которые соответствуют требованиям ФСБ и ФСТЭК относительно хранения и передачи данных. В конце 2018 года более 20% продуктов, находящихся в реестре ФСТЭК, были разработаны иностранными компаниями.

Также 10 апреля 2019 года был запущен «Единый реестр программ для электронных вычислительных машин и баз данных государств - членов Евразийского экономического союза». Правила его наполнения схожи с реестром российского ПО, но в него могут входить и информационные системы, разработанные на территории государства-членов ЕАЭС (Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия). Продукты, входящие в этот реестр, могут участвовать в госзакупках ПО наравне с российскими решениями. Реестр доступен по ссылке http://eac-reestr.digital.gov.ru/.

5.

Есть ли в других странах аналоги реестра российского ПО?

Нет. Как инструмент поддержки локальных производителей софта, реестр российского ПО – уникальное решение.

В других странах используются другие инструменты поддержки местных разработчиков: лицензирование, ограничение закупок иностранного ПО госорганами, преференции в налогообложении. Эти меры не запрещают и не исключают иностранный софт с местного рынка (как и реестр российского ПО), но дают преимущества местным производителям. Где-то такие инструменты используются сильнее (как в Китае), где-то слабее (как в США) в зависимости от уровня развития IT индустрии.